СВЕРНУТЫЙ В ЭКФРАСИС СЮЖЕТ В БЕЛЛЕТРИСТИКЕ НАЧАЛА XX ВЕКА

Elena Vasil’evna Astaschenko


Аннотация


Свернутые в экфрасис сюжеты существовали всегда. В беллетристике начала XX века в противостоянии живописных пространств проявляется борьба языческого и христианского, создающее мощное «магнитное» поле. Это особенный тип мифологизма, при котором положительной стороной бинарной оппозиции выступает христианская образность, соответственно, со своей системой этических координат. И если 
в «политеистических системах представление о зле статично <…> как о сущностном и извечном мировом начале», то в ортодоксальном христианстве дьявол – призрак, искус, бесплотный соблазн и «с каждым днем приближается к небытию» (из «Моралий» VI века Григория Великого). Однако Григорий Великий также замечает, что от Бога сила Сатаны, как и все, – просто он извратил ее дарованной Богом же свободной волей. Даже на уровне афоризмов житейской мудрости есть расхожее мнение, что наши недостатки – продолжение наших достоинств, и поэтому надо придерживаться золотой середины. В начале XX века у близких к массовой литературе демократичностью или «будуарностью» писателей, а особенно писательниц, мифологизм стихийного, а не экспериментального (и подчас энциклопедичного и «алгебраичного»), как у Джойса и Белого, типа особенно выражен, по наблюдению А. Грачевой в книге «Диалоги Януса: Беллетристика и классика в русской литературе начала ХХ века». Это связано как 
с существованием архетипов коллективного бессознательного (некоторые из которых даже атавистичны), так и с «бродячими сюжетами», равно характерными для фольклора и для массовой культуры. Несмотря на увлекательную эротическую тематику, беллетристика не всегда легкомысленна, напротив, она назидательна и полна нравственных вопросов, подчас риторических: «Что значит грех и что значит зло? Перебираю в памяти, что слышал и читал интересного о любви, о правах пола, плоти, и нахожу разные умные слова. Но это слова… Душу мою они не озаряют пониманием» (из рассказа Августы Даманской «Однажды», опубликованном в седьмом номере журнала «Образование» за 1908 год. Центральной коллизия языческих и христианских экфрасисных миров является в новеллистике Г. Чулкова, С. Ауслендера, А. Мар и других представителей русского декаданса и Серебряного века, которых нельзя не рассмотреть в контексте западноевропейской культуры (от Стесихора до Пруста, от Зевксиса 
с Паррасием до фон Штука с Кнопфом), ибо все модернисты (да и реалисты) начала XX века, по выражению А. Блока, были больны «европеизмом». Однако сильнейшее влияние на мировое искусство (не говоря уже о русском) оказывают Врубель и Рерих, которых воспринимали не только как художественное, но и как высочайшее религиозное откровение, а подчас и как наваждение, соблазн эпохи.


Ключевые слова


Г. Чулков; А. Даманская; С. Ауслендер; А. Мар; модерн; декаданс; символизм; мистицизм; ирреализм; парафразирование; аллюзии; компаративистика; экфрасис; живопись

Полный текст:

PDF>PDF

Литература


Астащенко Е.В. «Образы изменчивых фантазий»: словесные стройки эпохи модерн. – Краснодар // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки, 2015. № 11.

Геллер Л. На подступах к жанру экфрасиса. Русский фон для нерусских картин. Wiener Slawistischer Almanach, SDd 44.

Геллер Л. Воскрешение понятия, или Слово об экфрасисе // Экфрасис в русской литературе. Труды Лозаннского симпозиума. – М., 2002.

Грачева А.М. Диалоги Януса: Беллетристика и классика в русской литературе начала ХХ века: Портреты. Этюды. Разыскания: Монография. – СПб.: Пушкинский Дом, 2011.

Дмитриевская Л.Н. Образ живописного портрета и пейзажа в русской прозе: экфрасис, мотив и художественная деталь // Современные исследования социальных проблем (электронный журнал). №9. – М., 2013.

Дмитриевская Л.Н. Образ мира и образ человека: пейзаж, портрет, интерьер в романе Е. За-мятина «Мы». – М., Ярославль, 2012.

Есаулов И. Экфрасис в русской литературе нового времени: картина и икона // Экфрасис в русской литературе. Труды Лозаннского симпозиума. – М., 2002.

Завгородняя Г.Ю. Стилизация и стиль в русской классической прозе. – М., 2010. Стилизация и стиль в русской классической прозе. – Москва; Ярославль: Литера, 2011.

Махов А.Е. Hortus daemonum. Словарь инфернальной мифологии Средневековья и Возрождения. – М.: Intrada, 1998 (2-е издание, исправленное и дополненное, 2007).

Меднис Н.Е. «Религиозный экфрасис» в русской литературe. Критика и семиотика. – Новосибирск, 2006. Вып. 10.

Минералова И.Г. Анализ художественного произведения: стиль и внутренняя форма. – М.: Флинта: Наука, 2011.

Минералов Ю.И. Сравнительное литературоведение. – М.: Высшая школа, 2010.

Махов А.Е. HostisAntiquus: Категории и образы средневековой христианской демонологии. М.: Intrada, 2006. Его же:

Махов А.Е. Средневековый образ: между теологией и риторикой. – М.: Издательство Кулагиной – Intrada, 2011.

Стилизация в романах Д.С. Мережковского: функция экфрасиса // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия «Филологические науки».

№ 7 (41). 2009.

Шатин Ю.В. Ожившие картины: экфрасис и диегезис. Критика и семиотика. Вып. 7.




DOI: https://doi.org/10.12731/2218-7405-2015-9-23

(c) 2016 Современные исследования социальных проблем (электронный журнал)



Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs 4.0

ISSN 2658-4034

HotLog Яндекс цитирования